Из досье дипломата

Назад

Придут ли снова в движение балканские границы?

Петр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

 

Готовящееся с середины 2018 года соглашение о нормализации отношений между Сербией и краем Косово может иметь долгосрочные и многоплановые последствия для Балкан и всей Европы в целом. Это произойдет в том случае, если в документ, который Белград и Приштина намерены подписать при посредничестве Европейского союза, войдет пункт об обмене территориями. Подобный сценарий откроет путь к аналогичным дискуссиям относительно всей системы существующих границ на Балканах – особенно в том, что касается государственной принадлежности албанонаселенных территорий Македонии. Черногории и Греции с одной стороны и статуса входящей в состав Боснии и Герцеговины Республики Сербской с другой.

О том, что власти Приштины должны передать под контроль Сербии часть территории самопровозглашенной Республики Косово, заявил на днях ее президент Хашим Тачи в ходе своего визита в США. По его словам, подписание соответствующего соглашения с Белградом в Брюсселе под эгидой ЕС позволит Косово получить признание со стороны Сербии и вступить в ООН. «Если небольшая коррекция границы является ценой для окончательного мирного соглашения, то это должно быть приемлемым», - подчеркнул Хашим Тачи в своем выступлении в Совете по международным отношениям в Вашингтоне. Соответствующий документ, по его словам, должен быть заключен «при поддержке США». «Мы не примем соглашение, которое неприемлемо для Вашингтона», - заявил президент Косово, подчеркнув, что каждый раз, когда «Косово действовало вместе США», оно выходило «победителем».

 

 

При этом Россия, по его мнению, «похоже, готова принять соглашение, которое будет достигнуто» между сторонами. [1]

Речь идет об «обязательствах достичь всеобъемлющего мирного соглашения между Косово и Сербией, которое обеспечит обретение Косово места в ООН и сделает возможным в подходящее время членство в семье союзников по НАТО и ЕС», - пояснил косовский лидер в Twitter. [2]

Хашим Тачи не конкретизировал, какие именно районы Косово могут быть переданы под контроль Белграда. Но при этом заметил, что населенная сербами северная часть города Косовска-Митровица, водохранилище Газиводе с электростанцией и горнообогатительный комбинат Трепча​ являются «стратегическими точками» и потому не могут быть переданы Сербии.

Согласно имеющейся информации, к настоящему времени в Белграде и Приштине разработаны два варианта соглашения о нормализации двусторонних отношений, отличающиеся как раз картой возможного  разграничения. Соответствующие карты были подготовлены в развитие договоренности об изменении границ, которой Хашим Тачи и президент Сербии Александар Вучич предварительно достигли в августе 2018 года на Европейском форуме в австрийском городе Альпбах. Оба лидера заявили тогда, что намерены как можно скорее заключить всеобъемлющий договор и призывают ЕС выступить медиатором. «У нас появилось небольшое «окно возможностей», - сообщил в этой связи Хашим Тачи.

Соглашение предполагалось подписать уже в начале сентября 2018 года в Брюсселе при участии руководства ЕС, однако разногласия по поводу принципов разграничения, а также протесты оппозиционных сил в Белграде и Приштине затормозили процесс.

Согласно планам Хашима Тачи, соответствующее разграничение должно представлять собой комплексный обмен территориями и включать как населенные сербами северокосовские общины Лепосавич, Звечан и Зубин-Поток, так и преимущественно населенные албанцами и прилегающие к Косово южносербские общины Буяновац и Прешево, а также, по возможности, общину Медведжа. [3]

По словам косовского лидера, пересмотр границ таким образом, чтобы регионы Сербии с большинством албанского населения оказались в Косово, помог бы снять напряжение между Белградом и Приштиной.

По свидетельству профессора южноевропейских исследований австрийского Университета Граца Флориана Бибера, речь в рамках обмена территориями может идти о трех или четырех общинах Северного Косово с сербским населением. Указанные регионы входят в состав Косово, но «все еще не находятся под полным контролем правительства» в Приштине, - подчеркивает эксперт, отмечая, что взамен Косово может попросить два муниципалитета в Сербии, где значительную долю населения составляют албанцы, — это Прешево и Буяновац. [4]

Сербский президент Александар Вучич в принципе согласен на раздел Косово с возвращением контроля Белграда над северными районами края (примерно пятая часть его территории), но одновременно против распространения обмена на южносербские общины.

Нет единства по данному вопросу и за пределами Балкан. Германия и Франция изначально заявили о неприятии территориальных разменов как таковых, поскольку это может привести к эскалации напряженности в Македонии и Боснии и Герцеговине. «Территориальная целостность государств Западных Балкан уже сформировалась и не может быть изменена», - подчеркивает федеральный канцлер Ангела Меркель: «Предпринимаются некоторые попытки начать разговоры о границах, но мы не можем этого делать». [5]

За соглашение наиболее активно выступает администрация президента США Дональда Трампа (поборника простых, конкретных и быстрых межгосударственных решений на двусторонней основе). «Наша позиция заключается в том, что если обе стороны готовы выработать компромисс между собой и достигнуть соглашения, то со своей стороны мы не станем исключать возможность изменения границ», - подчеркивает помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон.

Из европейских стран в поддержку раздела Косово как средства нормализации отношений Белграда и Приштины однозначно высказалась Австрия. Диалог Александара Вучича и Хашима Тачи поддержал австрийский канцлер Себастьян Курц: «Если Сербия и Косово смогут договориться об изменении границы, Австрия точно не будет этому препятствовать». [6]

Комиссар ЕС по вопросам расширения и политике соседства Йоханнес  Хан  также настроен в пользу готовящейся договоренности. Он уже призвал своих коллег по Евросоюзу не препятствовать сделке Приштины и Белграда, даже если она предполагает изменение границ. Такое соглашение, если оно будет достигнуто, станет уникальным, и «не должно быть использовано как пример в случае решения других проблем», - заявил он в конце августа 2018 года. [7]

Имеющаяся информация позволяет предположить, что в сложившейся ситуации окончательная судьба соглашения будет, прежде всего, зависеть от того, получит ли Хашим Тачи поддержку в самом Косово, – где политические силы и общественное мнение по данному вопросу расколоты. В частности, против передачи Сербии контроля над районами Северного Косово высказываются глава косовского правительства Рамуш  Харадинай и председатель парламента Кадри Весели.

Впервые о возможности территориальных обменов в Косово конкретно заговорили восемь лет назад. Весной 2011 года в косовском городе Гнилане прошло совещание политических представителей албанцев Косово и Прешевской долины, которые приняли резолюцию о том, чтобы «содействовать возвращению» общин Прешевской долины «независимой Республике Косово», – в том числе путем привлечения к этому вопросу международного сообщества. [8]

Согласно данным последней переписи населения Сербии, на территории трех южносербских общин проживают около 90 тысяч человек. Соотношение сербов и албанцев в них характеризуется следующими данными: в Прешево – 89% албанцев и 9% сербов, в Буяноваце – 55% албанцев и 34% сербов, в Медведже – 26% албанцев и 67% сербов. Таким образом, албанцы уже сейчас составляют большинство населения Прешево и Буяноваца. [9]

В самом Косово в поддержку раздела его территории на сербскую (примерно одна пятая площади) и албанскую (четыре пятых) части в последние годы активно высказывался бывший председатель Ассамблеи Косово Якуп Красничи. Однако, по его словам, это возможно лишь при условии, что Приштина получит территориальные компенсации за счет присоединения земель в соседних районах, в том числе в Южной Сербии. Если границы Косово изменятся, тогда следует подумать о других албанцах, проживающих за пределами этих границ, поскольку «на Балканах ничьим интересам не нанесен такой ущерб, как нашим», - считает Якуп Красничи.

Впрочем, и в Сербии значительная часть общественного мнения выступает вообще против каких-либо договоренностей с Приштиной, – даже если они помогут стране ускорить процесс принятия в ЕС. Соответствующие настроения следующим образом выразил на страницах белградской газеты «Политика» депутат Джордже Вукадинович: «Честно говоря, отнюдь не результаты исследований общественного мнения, а именно российская настойчивость в применении резолюции СБ ООН №1244 заставила Александара Вучича в последние месяцы все меньше говорить о «разграничении», «разделе» и обмене территориями как о своем плане по выходу из косовского кризиса. Ведь самое трудное в этом плане или идее не сам раздел (его пропагандистская машина преподнесла бы как еще одну «великую победу» и «мудрый шаг»), а одна деталь, о которой в сербских средствах массовой информации пишут мало или не пишут вообще. Это «урезанное» на один или два района «Косово» Сербии придется формально и фактически признать, а Россия должна будет позволить ему войти в ООН. Но пока в Москве всячески сопротивляются этому и дают это понять сербским властям более или менее откровенно и дипломатично». [10]

Представляется, что российские интересы на Балканах требуют подходить к вопросу балканских границ с более широких позиций, чем это видится сегодня Белграду и Приштине. Подвижки в данном вопросе объективно вызваны целым комплексом причин – не только сугубо политических, но также экономических, исторических, демографических и социо-культурных. Как неоднократно подчеркивали в Москве, Россия поддержит те решения, которые будут найдены на основе компромиссов, приняты, в том числе, сербской стороной и одновременно не подорвут стабильность в других балканских странах (прежде всего, в Боснии и Герцеговине). При этом снижение региональной напряженности и активное подключение балканских стран и народов к российским проектам в различных сферах объективно выступают ключевыми задачами Москвы в нынешних балканских условиях.

Главное здесь – не дать втянуть себя в возможные провокации и авантюры, исходящие как от региональных игроков, так и от определенных кругов на Западе, – параллельно развивая взаимодействие со всеми сторонами, стремящимися к стабилизации обстановки на Балканах. Как показывает опыт современной российской политики, в частности, на Ближнем Востоке, Москва способна обеспечивать собственные экономические и геополитические интересы и при этом активно сотрудничать на региональном и надрегиональном уровнях со всеми заинтересованными силами, несмотря на их сложные взаимоотношения друг с другом.

 

Примечания:

 

[1] URL: https://www.gazetaexpress.com/lajme/presidenti-thaci-nuk-heq-dore-nga-ideja-per-prekjen-e-lehte-te-kufijve-623624/

[2] URL: https://twitter.com/HashimThaciRKS/status/1092818157385986048

[3] URL: https://www.rbc.ru/politics/06/02/2019/5c5a977c9a79473268718f58

[4] URL: https://www.rbc.ru/politics/29/08/2018/5b86769b9a7947866771c72f

[5] URL: https://www.politico.eu/article/angela-merkel-no-balkan-border-changes-kosovo-serbia-vucic-thaci/

[6] URL: https://www.gazetaexpress.com/lajme/thaci-ne-shba-paralajmeron-aktivitetin-e-pare-623575/

[7] URL: https://www.rbc.ru/politics/29/08/2018/5b86769b9a7947866771c72f

[8] URL: [http://www.vesti-online.com/Vesti/Srbija/134187/Albanci-zele-i-jug-Srbije-uz-Kosmet]

[9] URL: http://www.nin.co.rs/pages/article.php?id=52424

[10] URL: http://www.politika.rs/sr/clanak/420894/Pogledi/Srbija-posle-Putina

 

 

 

www.interaffairs.ru